Домашняя страница
Русские писатели | Писатели России | Детские писатели | Поэты| Публицисты| Литературные критики | Писатели | Журналы России | Журналы| Книги| Книжные серии


Хуёвая книга

Первое издание

Александр Никонов

Публицистика

Русский

Россия, Москва,

Вассанта

1994

159

Книга

ISBN 5-8448-0239

«Хуёвая кни́га» — первая из изданных книг Александра Никонова.

Автор активно пропагандировал в 1990-х ненормативную лексику: совместно со своим коллегой Дмитрием Быковым на протяжении двух лет Никонов издавал приложение к еженедельнику «Собеседник» — «матерную газету» «Мать», вёл соответствующую колонку в газете „Новый взгляд“, был фигурантом (совместно с Быковым) уголовного дела за употребление нецензурных выражений в печати. Главы его первой рукописи публиковались в газете «Новый взгляд» и журнале «Секрет&Тайна».

Александр Никонов всегда отличался репортёрской напористостью, одним из первых в отрасли освоил жанр самоинтервью, всегда очень смешных, с чувством иронии и при этом достигающих поставленной маркетинговой задачи (продвижения собственной продукции — книг и сайта).[источник не указан 247 дней]

Рассказывая о своей первой работе, писатель акцентировал внимание на том, что предисловие написал Виктор Шендерович. Т. н. «предисловие» воспроизводится полностью (состоит всего из двух предложений)[источник не указан 247 дней]:

Мой приятель и «брат во литературе», предложил мне написать предисловие к его книге. Польщённый, я немедленно согласился, о чём жутко пожалел, когда прочёл название.

После «Приложения» и «Эпилога» на 157 странице напечатано два лаконичных послесловия Виктора Шендеровича, в одном из которых писатель подвёл резюме:

Эта книга — прощание с молодостью — великолепной, дурацкой, единственной! — попытка вспомнить её до мельчайших подробностей, записать и, записав, обессмертить.

Дебют писателя воспринят был неоднозначно[источник не указан 247 дней].

Книга содержит рекордное количество ненормативной лексики: мат не просто в каждой из 26 глав, но почти на каждой странице[источник не указан 247 дней]. Одна из глав (Глава 10 — Теория Мировой Пиздатости) рукописи пародирует священные писания и может задеть чувства верующих[источник не указан 247 дней]. Однако, словосложение писателем построено грамотно, вся работа выполнена с некоторым чувством юмора, которое объясняет в целом позитивный резонанс (прежде всего, в профессиональной среде)[источник не указан 247 дней].

О книге восторженно (хотя порой и не без иронии и издевательств) отзывались многие критики, включая Кирилла Разлогова и Льва Новоженова. На сайте писателя Никонова размещён отзыв сатирика Аркадия Арканова:

Книга эта замечательная, написанная талантливым человеком, поцелованным при рождении Богом в ту самую зону, которая впоследствии определяет литературный талант… Я не случайно ставлю в один ряд с Д. Стейнбеком и Вен. Ерофеевым Никонова, потому что их всех объединяет одно понятие — ТАЛАНТ… Я бы присовокупил к ним Г. Миллера и Ю. Алешковского, но не подпускал бы к ним, скажем, Э. Лимонова

Михаил Грушевский писал: «Все-таки очень приятно, что в кондовые дебри МИСиСа проникают… весёлые люди типа меня. И типа автора сей книги… Ещё приятнее, когда один из таких людей упоминает другого (меня) в своей ностальгической книжке».

Сюжет относит читателя к студенческим годам конца 80-х — начала 90-х, когда о переменах юный мозг ещё даже не думал, однако они уже были «видны издалека…». Произведение при этом шутливо позиционировано как «драма»[нет в источнике].

Не шедевр, но труд представляет интерес как своего рода печатный памятник «вакханалии бесцензурщины» эпохи президента Ельцина, которая — по закону маятника — была закономерным ответом на жесткость советской цензуры[источник не указан 247 дней]. По словам автора:

Охуенно интересная книга, сюжет которой отличается своим отсутствием и экстатичной порнографичностью.

Интерес может представлять пространный «Словарь», в котором собрано более тысячи образцов ненормативной лексики, включая такие редкие производные как «туебень» (тунеядец) или «чепиздон» (проныра).

Дешёвая бумага, ню на обложке, название — жёлтым шрифтом, большим кеглем. Самобытные авторские рисунки, вполне адекватные лаконичным нецензурным подписям.[источник не указан 247 дней]

Второе издание книги (тем же издательством, 1996 год) оформлено было более традиционно, нежели дебютное. Обнажённое женское тело заменили советские денежные знаки и само название не было столь полиграфически броским. Твёрдый переплёт плюс суперобложка. Согласно сайту писателя Никонова, издание считается раритетом.


0.0004 s - время на запросы к базе данных
1 - запросов к базе данных
0.1867 s - время на работу PHP скриптов
0.1871 s - общее время на генерацию страницы
cache - источник содержимого (база или кэш)